Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:41 

Хрен

23:19 

Прошу истолковать или просто поделиться мыслями.

В общем-то ничего страшного, просто приснился сон.

Во сне я видел любимую девушку исхудавшей с бледными глазами. Мы встречались в вагонах поездов ненадолго и постоянно разминаясь.

А потом я летел на крыле биплана и подо мной раскидывался пейзаж группы атлантических островов с домиками...пока я с него не упал на один такой остров и не начал показывать чудеса паркура прыгая не хуже Джеки Чана ( но это уже не редкость в моих снах ). Кстати ощущение во сне при этом как от катания на американских горках и абсолютное понимание, что я сплю :)

Ну и под конец несясь по одной из улиц натолкнулся на какую-то старенькую женщину выгуливающую внушительного добермана. Собачке я не приглянулся, а у бабушки естественно не хватило сил удержать зверушку на поводке. Уйти от погони труда не составило : собаки не прыгают на 8-10 метров в высоту :laugh: Однако один факт преследования собакой меня напрягает.

Помогите разобраться если можете.

00:27 

О боевых искусствах.

Лёгкая тоска по поводу предстоящей поездки и немного дурманящий воздух подслащенный цветущими липами. Настолько сладкий по вечерам и ранним утром, что просто расклеиваюсь. И хочется быть рядом с той, к которой стремятся мои мысли. Сколько лет прошло с нашей последней встречи ? Года три. Недурно.

Надо не забыть по возвращении посетить местную школу айкидо. Кто знает, может быть понравиться и я решу вернуться в спорт :-)

@музыка: Пикник - Заратустра

@настроение: Относительно гармоничное

00:41 

Химическая реакция любви

ТАК, ЧИТАТЕЛИ, КОММЕНТЫ ОСТАВЛЯЕМ. ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ ВАШЕ МНЕНИЕ УСЛЫШАТЬ.

Любовь – это химическая реакция, происходящая у человека в крови под воздействием каких-то невыясненных наукой процессов. Длится она полтора года, а потом либо отношения между мужчиной и женщиной прекращаются, либо плавно перетекают в брак. А брак – это такая вещь, к которой любовь уже не имеет никакого отношения.
Это Алька вычитала в каком-то научно-популярном издании и свято уверовала в данную аксиому. Не согласна была только со сроком длящейся реакции. Полтора года – это ученые уж что-то загнули.
В свои двадцать четыре Алька влюблялась уже, наверное, раз восемь или девять, причем каждый раз думала, что на всю жизнь. Она вообще обожала это состояние глупой влюбленности. Каждый раз мир наполняется яркими красками, сладкими запахами, изумительными звуками. Тело становится сверхчувствительным, в глубине организма совершаются волшебные импульсы, приводящие в состояние эйфории. Но полтора года – это слишком много! Ну, месяц, ну, два… максимум – полгода. Потом химическая реакция в ее крови куда-то испарялась и объект недавних вожделений становился неинтересным.
- Вот так добросаешься, - ворчала мама, мечтавшая всеми правдами и неправдами выпихнуть Альку замуж. Мамы вообще народ старомодный и неоригинальный. Почему-то смыслом всей женской жизни они видят штамп в паспорте, пылесос в руках, ляльку в колыбельке и мужика на диване у телевизора. Женское счастье – был бы милый рядом. Только Альке этого было не надо.
По диплому – социолог, по профессии – продавец-консультант в магазине бытовой техники, в душе она была свободным художником, а свободные художники не терпят никакого насилия над своей личностью. И поскольку брак – это и есть насилие – Алька о замужестве старалась не думать. Хотя с такой мамой понимала, что страшное ярмо брака неизбежно.

Единственный выходной день, и тот понедельник. Понедельник – день тяжелый, особенно с похмелья. Вчера Алька отмечала день рождения подруги в клубе «Аморал». Само название говорит за себя – мораль и нравственность пропадают сразу, как только пройдешь фэйс-контроль и попадешь внутрь. А в компании с Ладой, Вероникой и Варварой мораль и нравственность вообще отдыхают.
- Девки! Мне сегодня двадцать пять. Я старуха, блин! – деланно-трагично восклицала Лада, явно нарываясь на комплимент. Коли человек просит, то почему бы и нет?
- Да ты что, Ладка! Ты же еще молодая! Смотри, соплячки семнадцатилетние выглядят старше тебя! – увещевали подруги.
- А мне мой козел так и сказал – ты старуха!
Козел – это Владик, Ладкин муж. Ладу угораздило выскочить замуж в двадцать, да еще за школьного учителя информатики, причем за учителя замороченного, увлеченного своей профессией не хуже Яна Амоса Каменского.
С горя выпили по коктейлю, потом перешли на текилу, потом вдарили по коньячку.
Уже глубокой ночью были безумные танцы. Варвара (это жуткое имя дала бедняге мать, и она немало помучилась с ним, пока в моду не вошли куклы Барби; подруги звали ее Барби) залезла на стол и начала сеанс стриптиза. Это обычная барбина фишка. Стоит ей только выпить больше положенного – танцы с раздеванием обеспечены. Поскольку клуб назывался «Аморал», все восприняли это как должное. Нашлись девушки не менее пьяные и раскованные, чем Барби, и составили ей компанию. Мужская половина, разумеется, была в полном восторге.
По окончании стрип-сеанса в ход пошли прижимистые танцы. Алька оказалась приглашенной каким-то молодым человеком в красной обтягивающей маечке. Под маечкой прощупывалось довольно мужественное тело. Вот только тело Алька и запомнила. Ни лица, ни глаз, ни даже имени.
Закончилось все банальным сексом в одном из закоулков бара. Никакой химической реакции в крови под названием любовь у Альки не произошло.
Утром она с трудом разлепила опухшие глаза, еле доползла до ванной, где целых полчаса стояла под обжигающим душем. Алька любила очень горячую воду, она приводила в чувство.
На кухне – гневная записка от мамы и остывший завтрак под вышитой салфеткой. Алька поковырялась вилкой в омлете и вывалила его кошке. Заварила пакетик зеленого чая, плеснула в кружку немного молока и зажгла сигарету. За окном – пасмурно и сыро, стандартная августовская погода средней полосы России. Без дождя, но с предпосылками к нему. Короче, понедельник – день тяжелый.

- Але, Алька, привет, - из телефонной трубки доносился хриплый голос Лады. – Как дела? Башка не бо-бо?
- Нет, но все равно противно.
- У меня новость.
- Хорошая?
- Кому как… Мой козлина вчера устроил мне скандал и даже слегка побил.
- Владька??? Да ты что?
- Я-то что? Защищалась, как могла.
- Он пьяный что ли был?
- Какой пьяный? Ты же знаешь – они капли в рот, ни сантиметра… ну, в общем, диагноз «Трезвенник занудномус».
- Он же тебя пальцем никогда не трогал. Ты, наверное, что-то натворила.
- Ну… не так чтобы натворила. Просто я предложила ему залезть на крышу и там заняться любовью, а он сказал, что я извращенка, а я сказала, что он импотент… ну, и понеслось…
- Дура ты, Ладка. На фига такие вещи говорить?
- Про секс на крыше? А что такого?
- Про импотента.
- В принципе, да, лишнее сказанула. Короче, Алька, мы разводимся.
- Обалдеть, люди, что вы творите-то?
- А вот Барби сказала – давно пора.
- У Барби два шара в голове, и ей семнадцать лет. Что бы она понимала!
- И Вероника сказала, что давно пора.
- А сама-то ты что думаешь?
- То же самое. Достал он меня. Нудный, как столетний старик. Задолбал меня со своей педагогикой и нравоучениями. «То не делай, это не делай… Что про меня родители учеников скажут?» В общем, прошла любовь, завяли лютики.
Да уж, химической реакции в крови тут и не пахнет. Тут реакция другая – постсиндром влюбленности – отвращение.

Алька собрала свои краски и мольберт и поплелась в городской парк. Это лучшее средство от похмелья, депрессии и отсутствия влюбленности. Когда-то Алька училась (и даже закончила!) в художественной школе. Художник из нее не получился. Связать дальнейшую жизнь с живописью запретила мама. Теперь рисование занимало в жизни Альки место нерегулярного хобби.
Она установила свой мольберт в дальнем углу парка, куда редко заглядывают прохожие и почти не забегают дети. Закурила и так, с сигаретой в зубах, стала делать набросок разлапистого каштана, увешанного зелеными колючими плодами.
Рука была сегодня нетвердая, каштан выходил каким-то кособоким.
Алька плюнула на все и уселась на скамейку. К черту живопись! Сегодня понедельник. Вечером придет с работы мама и будет нравоучать. Потом вернется со своего завода отец и начнет поддакивать. Алька знала ситуацию заранее. Даже знала, что ей скажут. Начнется разговор лекцией о вреде алкоголя и никотина, потом будут страшилки типа «Путаешься с кем попало – заразишься СПИДом». После начнутся сетования, что пора бы уж и замуж. Мама прольет скупую слезу оттого, что все ее подруги давно уже бабушки, а она все еще нет… Алька раскается, поплачет, пообещает «больше так не делать». Детсад, ей-богу! Почему родители до сих пор воспринимают ее как пятилетнего ребенка?
А завтра на работу – в мерзкий магазин, где придется рассказывать покупательницам с химическими кучеряшками на голове о преимуществах этого тостера перед тем, мощности чайников, потребляемой энергии микроволновками и способах сборки пылесосов.
Алька даже всплакнула. Обыденность и серость. И никакой химической реакции в крови. Неожиданно она вспомнила про парня в красной маечке. «Кажется, я с ним вчера… Мать моя женщина! Вот я докатилась!»

Звонок мобильника был как будто продолжением ее мыслей.
- Алло?
- Привет!
- Привет, - недоуменно ответила Алька. – Ты кто?
- Здрасьте, приехали. Уже забыла? Я Гена.
- Гена? А, Гена, - протянула Алька, как будто узнала, а на самом деле оставалась все в том же недоумении.
- Мы с тобой в клубе вчера познакомились.
Теперь все встало на свои места. Это тот самый – в красной маечке – с которым Алька ночью слишком близко познакомилась в «Аморале».
- Ну-ну… Как дела? – спросила лишь бы что-то спросить.
- Все хорошо. Я сейчас на работе, а ты?
- А я в парке.
- Я думал, ты тоже на работе. Ведь понедельник.
- Понедельник – рабочий день только у нормальных людей. А у меня он выходной.
- Тогда давай встретимся?
- Сейчас? Ты же работаешь.
- А я сбегу.
- Зачем?
- На свидание с тобой.
- Я плохо выгляжу сегодня. У меня бодун.
Гена весело засмеялся в трубку:
- Прикольная ты.
- Я честная, - но ей отчего-то самой стало весело. – Кстати, откуда у тебя мой номер телефона?
- Ну ты даешь, мать. Ты сама его мне вчера дала. Не помнишь?
- Да уж… Похоже, я была такая пьяная, что дала тебе не только номер телефона…
Он опять засмеялся:
- Ну что, прикольная, встречаемся или нет?
- У меня с собой тяжелый мольберт. Будешь таскать?
- А куда я денусь? Сиди там и никуда не уходи.
Алька и не собиралась никуда уходить. Зачем уходить, если молекулы и атомы внутри уже перестроились в своем неизученном профессорами порядке и приготовились к взаимодействию, порождающему долгожданную химическую реакцию? Ну и что, что на улице август, а не апрель? Ну и что, что из мозга еще не выветрились алкогольные пары? Ну и что, что Генка – это черт знает кто? Главное – пошла реакция. Пошла – Алька это чувствовала. И совсем неважно, сколько она продлится – полтора года или две недели. Важно то, что мир опять наполнится яркими красками, сладкими запахами, изумительными звуками. Тело снова станет сверхчувствительным, в глубине организма возникнут волшебные импульсы, которые приведут в состояние эйфории

03:48 

Единственный мультфильм Сальвадора Дали

68 лет назад Дисней попросил Дали нарисовать мультфильм, который был бы воплощением идеи сюрреализма, но получившееся было настолько непривычно обыкновенному зрителю, что показ закрыли и не придали огласке аж до 2003 года. Фильм длительностью в какие-то неполные 7 минут невозможно найти в более менее потребном и что главное полном виде. Это - лучший вариант.


запись создана: 13.06.2010 в 03:30

03:48 


Пойти узнать, что говорит тебе нумерология: uborshizzza.livejournal.com/772616.html

01:05 

Недавно имел возможность попробовать пресловутый сакэ. Оказывается им можно даже угощать женщин.

Абсолютное Пространство

главная